Толкование сновидений по методу Зигмунда Фрейда (часть 2).

Мы продолжаем серию статей «Сновидения по Фрейду».

Сны, в которых люди испытывают страх, Фрейд также подверг анализу. Он продолжал придерживаться теории о том, что во сне все скрытые мысли высвобождаются, и мы видим в своих снах исполнение желаемого.

В конце концов, он пришел к выводу, что страх в сновидениях это то, что прежде было нашим желанием. Но постепенно это желание было вытеснено.

В обиход слова «сознание» и «подсознание» вошли крепко, люди уже и позабыли, что когда-то эти понятия ввел Фрейд. Так вот, основываясь на своем краеугольном тезисе о «двух мыслеобразующих инстанциях» в «душевном аппарате человека».

Фрейд считал, что между сознанием и подсознанием проходит нечто вроде границы. Это наш внутренний цензор, который может отклонять наши желания. А они, в свою очередь, трансформируются в сновидения.

Когда мы спим, спит и наш внутренний цензор. Он ослабляет бдительность, впуская в сферу сознания вытесненное. Срабатывают механизмы смещения и сгущения – и вот мы видим сны.

Точно так же Фрейд объясняет и то, что при пробуждении мы часто забываем то, что видели во сне. Вместе с нами просыпается цензор, который подавляет увиденное.

Но как бы крепко мы ни спали, «известное количество свободного внимания должно быть обращено на те возбуждения, ввиду которых пробуждение представляется более целесообразным, чем продолжение сна. Иначе нельзя было бы объяснить того обстоятельства, что нас всегда можно разбудить раздражениями определенного качества, как на это указывал уже старый физиолог Бурдах; например, мать просыпается от плача своего ребенка, мельник – от остановки своей мельницы, большинство людей – от тихого обращения к ним по имени. Вот это бодрствующее во сне внимание обращено также и на внутренние возбуждения, исходящие из вытесненного, и образует вместе с ними сновидение, удовлетворяющее в качестве компромисса одновременно обе инстанции. Это сновидение, изображая подавленное или вытесненное желание исполненным, как бы психически исчерпывает его; в то же время, делая возможным продолжение сна, оно удовлетворяет и другую инстанцию. Наше Я охотно ведет себя при этом как дитя; оно верит сновидению, как бы говоря: «да, да, ты прав, но дай мне поспать».

Фрейд не оставляет без внимания и тот любопытный факт, что сновидение загадочным образом трансформирует внешние раздражители, находя им место во снах.

Например, если у вас звонит телефон, вам кажется, что это происходит во сне. Часто даже снится, что вы говорите, но вас не слышат, а телефон продолжает звонить. Если вы спите в неудобной позе, и у вас затекла рука, вам может присниться, что вы ушибли эту руку, поранили и т.д.

Фрейд приводит пару примеров в своей книге и делает из них следующее заключение:

«Так, например, одному господину с болезненным абсцессом в промежности снилось, будто он едет верхом на лошади; причем согревающий компресс, который должен был смягчить боль, был принят им во сне за седло; таким образом он справился с мешавшим ему спать раздражением. Чаще же бывает так, что внешнее раздражение подвергается толкованию, в силу которого оно входит в связь с вытесненным и ждущим своего исполнения желанием, теряет поэтому свой реальный характер и рассматривается как часть психического материала. Так, например, одному лицу снится, что он написал комедию, воплощающую известную идею; комедия ставится в театре; прошел первый акт, встреченный бурными одобрениями; страшно аплодируют… Видящему сон здесь удалось продолжать спать, несмотря на шум; по пробуждении он не слыхал уже шума, но справедливо решил, что, должно быть, где-то вблизи выбивали ковер или постель.

Сновидение, возникающее непосредственно перед пробуждением от сильного шума, всегда представляет собой попытку посредством толкования отделаться от мешающего спать раздражения и таким образом продлить сон еще на некоторое время».

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд основывает на том, что определенные категории снов снятся людям с разным уровнем психического здоровья.

Нельзя не отметить, что Фрейд (очевидно, это уже профессиональная деформация личности) полагал, что сны, в которых нам являются наши скрытые мысли, бессвязные и страшные видения, это, как правило, сны психически больных людей.

Вот какими словами он заканчивает свою работу о механизме работы сновидения:

«Я вынужден предполагать существование таких скрытых мыслей у каждого человека, ибо почти все люди – даже самые нормальные – способны видеть сны. С вопросом о бессознательности скрытых мыслей и об отношении их к сознанию и к вытеснению связаны другие важные для психологии вопросы, но решение последних должно быть отложено до того времени, когда удастся путем анализа выяснить происхождение других созданий больной психики, именно: истерических симптомов и навязчивых идей».

Толкование сновидений по методу Зигмунда Фрейда (часть 1).

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *